+7 (961) 095-42-71 in english г. Томск, ул. А. Иванова, 8 vk.com/club4427457 смотреть все адреса
02 июля 2016
"Николай Васильев. Лучший среди равных". Статья в газете "Томская Неделя"

Николай Васильев. Лучший среди равных

Статья-интервью "Николай Васильев. Лучший среди равны" в газете "Томская неделя". 

Текст Татьяна Шелест,  г. Томск 2016 г.

Его имя значится в зале славы боевых искусств в Лондоне, известный и признанный во всем мире мастер боевого джиу-джитсу, обладатель 10- го дана, основатель собственной школы реального боя. Он начинал свой путь в томском Заисточье…

 Для справки:

 Николай Васильев — российский специалист, мастер 10-го дана комбат дзюдзюцу, один из основателей и президент МФКДД, в настоящее время возглавляет федерацию боевого джиу-джитсу Россиской Федерации, один из главных исследователей и методистов комабт дзю-дзюцу в мире. Сформулировал основные принципы и особенности комбат дзю-дзюцу, создал современные правила соревнований. Создатель методик преподавания и выживания для спецподразделений. Родился в Томске в 1952 году.Окончил радиофизический факультет ТГУ, кандидат технических наук. Увлекается историей.

 НИКОЛАЙ Анатольевич начал заниматься боевыми искусствами в 12 лет. Самбо, бокс, джиу-джитсу… В конце концов остановил выбор на последнем: этот вид единоборств казался наиболее эффективным, к тому же Васильев постоянно выигрывал бои в тренировочном зале и на состязаниях. Официальных чемпионатов мира тогда не было, но сертификатов и медалей международного статуса у томского мастера — десятки. Так, одна из последних наград - за победу в чемпионате Америки в 2015 году. Николай Васильев в возрасте 63 лет вместе со своим учеником Михаилом Сиренко стали чемпионами по джиу-джитсу в категории реального боя.

В нынешнем году созданная им школа реального боя школа отметила 45летний юбилей. Среди ее выпускников более 100 имеют черный пояс, они подготовлены лично Васильевым. Всего же за годы существования школы подготовлено около 10 тысяч воспитанников, многие из них сегодня составляют славу и гордость не только Томска, но и широко известны во всем мире.

С самого начала техника школы проходила проверку на качество и применимость к реальным боевым действиям сотрудниками силовых структур. Получив навыки и знания, они уходили в Афганистан и другие «горячие точки». Правильное их применение спасло не одну человеческую жизнь.

В настоящее время школа реального боя Васильева имеет несколько филиалов на территории Российской Федерации и работает по направлениям: спортивное, основной самозащиты, а так же подготовки специальных подразделений. А начиналось все с обычных приемов рукопашного боя, которые показал внуку потомственный казак, Георгиевский кавалер, разведчик, прошедший Первую мировую, сподвижник Буденного и просто воин, защищавший свою Родину Андрей Николаевич Васильев…

 «Мой дед»

 Николай Васильев коренной томич, родился и вырос на улице Максима Горького в районе, больше известном как Заисток. Именно Заисточье стало последним пристанищем его деда, казака из Курганской области, попавшим в жернова революционного террора и первых лет становления советской власти. По его словам, именно деду он обязан первым урокам боевого искусства.

— Мой дед — казак из Курганской области, проживавший в станице Марай, Андрей Николаевич Васильев, 1889 года рождения, — рассказывает Николай Анатольевич. В 1911 году его призвали в армию. Был он крепок, хорошо сидел в седле. Через три года началась война с Германией. Воевал всюду, был разведчиком. Именно там и освоил некоторые приемы, которые впоследствии не раз спасали ему жизнь. «Германцы и австрияки — так себе противники были на поле боя, а вот мадьярцы рубились умело, жестко, до крови», — вспоминал уважительно дед.

В 1917 году его ранили, и он оказался в Питере, да еще во время большевистского переворота. Он потом рассказывал о том, как их привлекли к участию в революции. Они, фронтовики, ведь были профессиональные воины, умели и хотели воевать. А при госпитале действовали курсы по ликвидации безграмотности. Можно ведь писать «мама мыла раму», а здесь все больше писали «мы не рабы, рабы не мы». Эти курсы под руководством большевиков очень четко и грамотно, с психологической точки зрения, обрабатывали сомневающихся. Мой дед тогда именно к таким и относился. Так вот, когда начался Октябрьский переворот, боевой разведчик, Георгиевский кавалер, награжденный за отвагу и храбрость — мой дед, уже был его полноправным участником, и все это вполне нормально воспринял, — продолжал Васильев.

— Здесь судьба заготовила ему новый поворот. Известный деятель революционного движения Лев Троцкий стал набирать себе охрану, предпочтение отдавал так называемым «красным» казакам. Так Андрей Николаевич Васильев попал в этот отряд. И тут начались переговоры в Бресте. Он был категорически против «Брестского мира». Как это, мы с немцами воевали, а тут вдруг «Брестский мир»? Естественно он уходит из охранного отряда Троцкого. Вернулся в родную станицу, в то время наполовину сожженную белыми. Произошло это в аккурат в его отсутствие, что, возможно, и спасло жизнь моего деда и круто изменило жизнь. Он вошел в новую революционную жизнь. Но надо было как-то жить, — рассказывает Николай Анатольевич.

— В это время Семен Буденный начинает формировать свою Первую конную армию. Мой дед одним из первых записался в ее ряды. Бок о бок сражался с известным командующим. Если раньше дед был сотником, то у Буденного он стал ротным. Буденного он уважал. За бесстрашие, тактический ум и уважительное отношение к солдатам. Так, с Семеном Михайловичем Буденным прошел полностью всю Гражданскую войну подавлял мятеж басмачей в Средней Азии. За мужество и отвагу также награжден именным оружием — шашкой, чем очень гордился. Навыки боевого разведчика, владение приемами штыкового и рукопашного боя помогли ему остаться в живых и вернутся на родину уже настоящим героем Гражданской войны. Случилось это в 1927 году.

Время тогда на Курганщине было не простое. Здесь начинают повсеместно создавать колхозы. Казаки же — народ свободолюбивый, зажиточный в основной своей массе, привыкший к единоличному управлению своим хозяйством, шли туда не охотно. Многие пострадали. Беда пришла в Марай с коллективизацией. Не обошла она и дом деда. 1929 год, к деду приезжают из района партийные начальники и предлагают стать председателем колхоза. Кому как не ему — герой Гражданской войны, боец легендарной конной армии, награды, грудь в крестах, храбрец?! А дед отказывается: «Зачем мне этот колхоз?» За своеволие и несогласие с линией партии, что пошел против власти, попал под арест. Наказание за это было суровым, тогда особо не церемонились — расстрел!

Отвезли его в Нижне-Тагильскую тюрьму, стали готовить к исполнению приговора. Но тут, как говорится, вмешался Его Величество Случай: деду повезло, его узнал начальник тюрьмы, с которым они вместе сражались у Буденного: «Это же мой ротный!» Выправил этот начальник тюрьмы деду «вольную».

— Подробностей не знаю, это долго хранилось в тайне у нас в семье, мне отец уже перед смертью рассказал, — вспоминает Васильев. — Известно только, что деда освободили. Тот начальник дал ему коня и совет — схорониться в Сибири. На Дон нельзя, там заставы везде, а Сибирь, мол, большая — не сыщут. Дед — в станицу, детей — на коня и — в Сибирь. Так, по семейному преданию, мы оказались в Томске. Героическим прошлым не бахвалился, время было такое, но снискал в округе среди местных мужиков почет и уважение. Стал конюхом, очень уж лошадей любил, эту привязанность пронес через всю жизнь. А может и потому, что ему, казаку, без коня никак?..

К слову сказать, моя бабушка, Наталья Петровна, красивая и сильная женщина, очень любила деда и во всем его поддерживала. Они до последних дней своих были вместе и часто пересматривали фильм «Тихий Дон», прикипели к нему всем сердцем, и все говорили: «Это про нас». И моя бабушка, Наталья Петровна, настоящая казачка по духу и крови, украдкой смахивала слезы. Тосковали еще долго…

Вспоминаю, что в 2 года дед меня уже посадил на коня, говорил: «Ходить научился, пора в седло!» Мою первую в жизни саблю мне также сделал дед, и мы «рубились» с ним все время. Именно дед обучил меня обращению с ножами, учил меня как также как правильно «рубиться» и на них. Также помню его приемы, как, например, ладонью отбивать ножницы. Потом он сделал мне топорик, маленький, и я учился с ним обращаться. Дед говорил: если к тебе подходят – отходи. Еще раз лезут – отойди. И в третий раз отходи, а на четвертый — убей! Не в буквальном смысле, конечно, то есть драться надо так, как будто хочешь убить обидчика. Рьяно, яростно, жестко. Потом эту науку продолжил отец.

Для меня тогда вся эта жизнь была естественной… Эту нехитрую науку стараюсь передать и своим ученикам! Страх — это естественно, победа — также естественна, как и поражение. Эти правила диктует сама жизнь. Для хорошего бойца психологическая подготовка очень важна. Это одно из составляющих методики обучения в боевом джиу-джитсу.

Его будущий путь воина начинался именно в детстве. А первым учителем был дед. Дед Николая Васильева — Андрей Николаевич Васильев, потомственный казак, герой Гражданской войны, Георгиевский кавалер, бежавший от коллективизации с Курганщины и осевший в Сибири, прожил яркую и достойную жизнь. Был храбрым и отважным человеком, доблестным воином. Умер тихо и спокойно в 72 года. Похоронен на одном из томских городских кладбищ. Светлая ему память…

 «Семья»

 Богатства дед не нажил, зато оставил в наследство правильное честное отношение к жизни. Одобрил выбор сына Анатолия в плане невесты. Жена ему досталась хорошая, из «своих». Родители Николая Васильева только увидели друг друга, пересеклись взглядом и сразу поняли — родные…

В семье его мамы тоже были свои герои, только уже Великой Отечественной войны, тоже воины, смелые и отважные люди. Так, например, ее родной брат Александр Петрович. Землянов Он участвовал еще в Финской войне, был комбатом. Его подвиг нашел отражение в книге о войне 1941–1945 годов.

Николай Васильев рассказывает:

— Александра Землянова несколько раз представляли к званию Героя Советского Союза, но не вручили. За три месяца 1941 года ему были вручены три боевых награды — три ордена, хотя был только командиром батальона. Однажды их дивизия попала в окружение, и командир дивизии опустил руки. И тогда он, простой комбат, взял руководство дивизии на себя и вывел ее из окружения с боем, спас много человеческих жизней. За отвагу и самоотверженность, проявленную в этих обстоятельствах, а также за спасение знамени дивизии и солдатские жизни ему и хотели присвоить звание Героя. Но он как был комбатом, так и остался. Во время одной из атак комбата Землянова смертельно ранили, но боевые товарищи не бросили его на поле боя, а вынесли под шквалистым огнем и захоронили с почестями. В семье хранят память о его поступке, о его доблести, о его отваге. Вот из такой семьи моя мама…

Другие детали их знакомства не известны. Известно только, что состоялось оно здесь, в Заисточье, и жить молодая семья стала в родительском доме на улице Максима Горького, 17. Шесть человек занимали одну большую комнату в подвальном помещении. Ее получила бабушка Наталья Петровна как дворник, убиравший территорию. В тесноте, как говорится, да не в обиде. Многие тогда так жили. Теснотой и бедностью никого не удивишь. Послевоенные годы. Страна только вставала на ноги. Возвращались фронтовики, многие с ранениями, с увечьями, зато живые. Оседали в районе Заистока и «лагерные», так называли отсидевших в сталинских лагерях. Они приходили худые и голодные, одни злые, с затравленным взглядом, другие со всепрощением к людям за пережитые лишения, с надеждой и верой. Со слов Николая Анатольевича, в то время жили спокойно. Двери никогда не закрывались. Однажды на улице бабушка встретила растерянную молодую женщину с двумя малолетними детьми на руках. По виду не местную, в легком платьице не по погоде. Женщина едва стояла на ногах от усталости.

— Выяснилось, что из переселенцев, — продолжает свой рассказ Николай Васильев. — В те годы много народа ссылали в Сибирь, на баржах по реке переправляли на север области. Многие погибали от болезней, голода, холода. Молодой женщине удалось бежать. Выяснилось, что из их партии ссыльных, доставленных в Томск эшелонами, в живых осталось не больше 600 человек. А муж ее бросил по пути, оставив одну, с малолетками на руках… Беглянку приняли в семью. Решение принимала бабушка Наталья Петровна. В те времена это было еще не безопасно, мало ли как все обернется. Но все обошлось. Впоследствии, будучи дворником, бабушке удалось прописать молодую женщину в соседнем подвале, тем самым спасти жизнь ей и детям. Она стала новым членом семьи Васильевых…

Отец Николая Анатольевича работал по механике, увлекался и занимался боксом. Их дом был гостеприимным, здесь гостям были рады, особенно фронтовикам. Именно фронтовики показывали отцу Николая неожиданные приемы в боксе, не известные еще тогда в Союзе, также и другие приемы защиты и самообороны. Надо сказать, что впоследствии именно фронтовые приемы развил и дополнил Николай Анатольевич при формировании программы техники реального боя в своей школе.

— Отцовский знакомый как-то показал прием бить не кулаками, а ладонью и локтем, — вспоминает Васильев. — Именно такую методику постановки удара я увидел в 80-х у Валеры Абаджяна, абсолютного чемпиона страны, легендарного боксера из Воронежа. На ринге ему не было равных. Отец занимался боксом, пока позволяло здоровье, пока не обжег глаза сваркой. Меня учил самым простым приемам.

Так, в конце 50-х соревнования по боксу устраивали каждый день. Имея этот опыт боя, я лучше воспринимал любую информацию. Был лучше подготовлен психологически. Например, инструктор обучает вас тем или иным приемам ведения боя, в частности правилам обороны от ножа. А самого инструктора никто никогда не бил ножом, он не уворачивался от лезвия, не испытывал страха за свою жизнь. Поэтому такой инструктор не сможет дать технику, которая является истинной, не то психологическое состояние у него. А я имею такой опыт…

Николай Анатольевич начал заниматься боевыми искусствами в 12 лет. Первые уроки рукопашного боя ему преподнес его дед, военный разведчик, Георгиевский кавалер, прошедший Первую мировую, сподвижник Буденного Андрей Николаевич Васильев. Впоследствии пробовал себя в самбо, боксе, джиу-джитсу. Джиу-джитсу стало его призванием, делом всей жизни. Николай Васильев внес огромный вклад в развитие боевого джиу-джитсу, которое известно сегодня как «комбат», признанный мастер в этом направлении, известный всему миру. Свое мастерство совершенствовал у знаменитых сенсеев, таких как Уолли Джей, Джозеф Беной, Стив Барнет, Джон Денора и другие, с которыми дружил и дружит до сих пор. Много времени провел в Америке, постигая искусство боя, в зале, где тренировался легендарный Брюс Ли. А наставником был профессор Уолли Джей.

Много поездил по миру, но предан родному Томску, считает его лучшим городом на Земле. Поэтому не случайно, что именно в Томске создал собственную школу реального боя, в которой занимаются сегодня сотни учеников, а за 45 лет ее существования счет их перевалил за тысячи. И кто знает, была бы эта школа, реальные бои, знаменитые сенсеи в его жизни, если бы судьба не занесла его семью в конце 20-х годов прошлого столетия в Томск, в Заисточье…

 «За истоком»

 В Заисточье или в Татарской слободе селился разный люд. Особенно в непростые для страны 50-е. После смерти «вождя всех народов» через Томск с севера возвращались ссыльные, были среди них и «политические», дезертиры, были и «блатные», имевшие реальные сроки за разбой и убийство. Многие возвращались в родные края, а кому-то просто некуда было идти, и они селились здесь, у томской реки рядом с рынком.

Николай Васильев вспоминает:

- Жили дворами. По своим дворовым законам. Случались драки – улица на улицу, двор на двор, сильных уважали, слабых не обижали. Я шел в школу и все знали, что меня лучше не трогать, что за меня вступится весь двор. Ребятишки допоздна гуляли, и никто не боялся за них. Мы ходили купаться по ночам, на берегу жгли костры, и обходилось без особых происшествий. Время было другое, были какие-то общие принципы.

Характер и умение постоять за себя складывались именно в тех уличных боях. Нередко можно было и на нож нарваться. Но я уже тогда знал «вилку» и некоторые другие приемы самозащиты – от деда, умел за себя постоять. Понимание того, что драться «просто так» также пришло рано. Надо или уходить от конфликта либо «выключать» обидчика сразу.

В 8 лет мне пришлось поменять школу, мы переехали в район Буфф-сада, и я пошел учиться в 8-ю школу, но я продолжал ходить за исток, где остались мои друзья. В новом районе не было дворового братства Заисточья. Я уже привык, что за мной всегда был двор, улица, район, а здесь, приходилось защищаться самому. Именно в 10 лет первый раз пришлось драться против ножа. Противники были сильнее меня, лет по 14-15, и отпора не ожидали. Я сделал то, что много раз видел и делал: толкнул их и быстро убежал. Сработал элемент внезапности. Хочешь жить – умей правильно толкнуть и быстро убежать. Этот прием подсмотрел на базаре, там периодически случались стычки и драки. Ворья много было.

 «Ученья свет…»

 - В новой школе дела шли хорошо. Надо сказать, что в этой школе моя мама работала бухгалтером, но все оценки зарабатывал сам. Знания давались легко, и дисциплина не хромала, - продолжает Николай Анатольевич. – Но, в 8-ом классе один раз не сдержался, сцепился в драке. Заходит завуч, а я бью одного ученика головой об пол. Завуч испугалась, что он и его дружки меня после зарежут. Время такое было. Небезопасное. На следующий день прихожу – он смеется над тем, как мы подрались. Мы стали друзьями. А «четверку» по поведению схлопотал, до этого всегда «пять» было. В основном все было спокойно, я всегда старался уходить от драк. Школу №8 вспоминаю с особой теплотой и говорю «спасибо» всем своим преподавателям. Я учился там с 1961года по1969-й. Очень сильная школа в плане знаний. Мое поступление в университет стало возможным благодаря моей школьной подготовке по физике и математике, многим обязан учителю – Надежде Борисовне Шишкиной. Низкий ей поклон. И очень нрав история, которую преподавала у нас Ольга Андреевна. Спасибо всем учителям школы №8 за качественные знания.

В школе мне нравилось, но компания у меня уже сложилась вне учебного заведения – спортивная. Пробовал себя и в греко-римской борьбе, и в боксе. Меня заметили на занятиях по боксу – кому-то руку заломил особым приемом, спросили: «хочешь заниматься джиу-джитсу»? Я согласился.

Тренировки проходили на площади Южной, там, где сейчас кладбище. Проводил их студент одного из томских вузов. Мне занятия захватили сразу, тем более была определенная подготовка, и владел приемами рукопашного боя, доставшимися от деда и отца.

После школы поступил в университет на радиофизический факультет, но тренировки не бросал. На втором курсе, когда тренер уехал, мне довелось его замещать. Хотя был самым младшим, меня выбрали, потому что имел уже больше спортивного опыта. Так я стал вести тренировки, следил, чтобы все приемы отрабатывались правильно, а в 19 лет уже полностью реорганизовал спортклуб. Мне нравилось учиться и тренироваться. Тогда тренировкам уделял по 4 часа в день.

Помимо основных предметов в университете меня привлекала философия. У меня был хороший педагог по этому предмету. Он учил формулировать свои мысли так: для начала описать роман «Войну и мир» в 200 слов, потом с использованием всего 100 слов. И если ты конкретно и лаконично сумеешь сформулировать свои мысли и цели, то многого добьешься. Кстати, моя диссертация уложилась в 19 страниц. Защита прошла достойно.

Очень многое мне дало университетское образование, до сих пор считаю, что классическое университетское образование – самое лучшее.

 «Путь воина»

 Николай Васильев начал заниматься боевыми искусствами с 12 лет. Вначале была борьба, рукопашный бой, бокс…

- В бокс меня привел отец, - продолжает рассказ Николай Анатольевич, - и я уже тогда понял, что бокс для реальной драки очень хорош. Но я не выбрал бокс, потому что меня поразило, что профессиональные боксеры заканчивают спортивную карьеру в возрасте 28 лет. Так же в боксе отсутствовала работа против оружия. Какого бы мастерства ты не достиг, ты будешь получать удары (и только в абсолютной весовой категории этого можно избежать). Травмы будут накапливаться, и в дальнейшем ты будешь падать, проигрывать. Джиу-джитсу же позволяет развиваться, правда, я осознал это спустя некоторое время. В 15 лет отрабатывается одна техника джиу-джитсу, в 25 –другая, в 35 лет – третья, в 45-ть – четвертая и так далее.

Время требовало нового боя, иного подхода, другой техники, более совершенной и отточенной. Николай Анатольевич выбрал именно джиуджитсу, именно путь развития, что давал этот вид древнего боевого искусства. У него появились соратники, партнеры и учителя. Так, его пригласил к себе в Америку известный мастер Уолли Джей. Тот самый Уолли Джей – профессор и грандмастер, основатель Jujitsu America, основатель Джиу-джитсу Малого Круга (TM). Он имел 10-й дан в джиуджитсу и 6-й дан в дзюдо, подготовил великих бойцов, в том числе и известного Брюса Ли.

- Когда я впервые пришел в зал Уолли Джея, то он попросил меня показать технику, которую я делаю. Показал. Попросил провести тренировку. Буквально сразу приостановил ее и попросил подробнее показать ту технику, которую я использовал, - рассказывает Николай Васильев. - Удивился, как Уолли Джей может чего-то не знать, и начал ему объяснять прямо на глазах остальных учеников, что великого мастера никак не смущало. И так он еще пару раз меня останавливал и повторял мою технику. Его гений в том, что он два или три раза делает, а потом начинает выполнять технику так, словно он делал ее всю жизнь. Он никогда никуда не спешил, все делал рассудительно. У него был маленький зал в Сан-Франциско. Особо рекламу не давал. Но через какое-то время к нему стали съезжаться любители единоборств со всего мира.

Как-то в Лос-Анджелесе я проводил семинар, и вдруг ко мне подошло несколько очень известных мастеров. Один из них, который специализировался на технике каратэ, сказал, что я даю технику старого окинавского каратэ. А профессор Тони Рейвон , у него 10-й дан дзюдо, сказал: «У вас старая техника самозащиты дзюдо».

Капитан Олимпийской сборной Японии по дзюдо – Нори Буносава , также 10-й дан, также подошел и говорит: «Вы даете джиу-джитсу, которое практиковалось в районе Токио в 19 веке». Однако, мой главный учитель Уолли Джей сказал, что у меня «гавайская ветвь».

В Америке состоялась и моя встреча с легендарным Джоном Денора. Он рассказал мне всю историю моей школы, у него были просто энциклопедические знания, ни у кого таких не встречал. После войны Денора приехал в Японию и был человеком очень богатым. Офицер разведки, участвовал в Корейской и во Вьетнамской войне. Именно в его подразделении были наименьшие потери и самое большое число наград. К русским относился с большим уважением. Говорил, что подводили всегда только китайцы и вьетнамцы.

Дело в том, что после войны Джон Денора спас многих мастеров боевых искусств от голодной смерти. В благодарность они дали ему богатейший материал по единоборствам. Перед смертью он мне сообщил, что у него неизлечимая болезнь, и настоял на моем приезде в Америку. Там он «тет-атет» передавал мне уникальные знания под запись. Я очень благодарен мастеру, для меня это большая честь.

Не знаю, почему он выбрал именно меня, но выбрал. Подарил самурайский меч, к сожалению, я его из Америки не смог вывезти по понятным причинам.

Мне повезло тренироваться с теми же партнерами и в том же зале, где тренировался Брюс Ли. Его учителем также как и моим был профессор Джей. Брюс Ли был хорошим мастером. Путь Уолли Джея также начинался лся с бокса, ему пророчили хорошие успехи и звание чемпиона мира в этом виде спорта. На ринге он выступал под именем Демпси, его знала вся Америка. Но он выбрал джиу-джитсу, потому что нужно выбирать что-то одно. Поэтому его техника хорошо работает против боксеров. Я был у него на юбилее – на 90-летии в Америке. Уолли Джей умер в возрасте 94 лет. В следующем году ему бы исполнилось 100 лет.

 «Самоубийство без оружия»

 Всю свою жизнь Николай Анатольевич Васильев посвятил джиу-джитсу, развитию реального боя, создал свою школу, но признает, что этот путь был не простым:

- Начало шестидесятых прошлого века. О джиу-джитсу уже говорили. Прежде всего, почерк джиу-джитсу виден в манере драки, в быстром бое, - рассказывает Николай Анатольевич. - К сожалению, джиу-джитсу родилось и практиковалось на войне. Когда не было войны – появлялись другие виды единоборств – самбо, айкидо и многие другие. Вначале джиу-джитсу развивалось, но произошел парадокс, конфликт с Японией из-за Курильских островов, и джиу-джитсу сразу не стало, появилось название на русский манер, например, «боевое самбо». И это сыграло злую шутку.

Если название «самбо», то кто должен преподавать уроки? Конечно, учителясамбисты. Однако это совсем другая дисциплина и это особо никого не интересовало. Просто хорошо, когда спортсмен, имея даже 1-й разряд по самбо, начинает заниматься, то у него не возникает никаких проблем. А вот когда новичок, пытается повторить его действия, то у него, конечно же, ничего не получается. Тогда, в середине 60-х годов даже появилась такая шутка «самоубийство без оружия». Почему каратэ и стало популярным. Хотя боевое самбо однозначно «сильнее» каратэ.

Затем началось «Японское экономическое чудо» и на арену вышло дзюдо — хорошая система, есть большие мастера. В 60 годы, после дзюдо начался бум каратэ, но очень скоро поняли, что дзюдо все-таки надежнее. Нельзя не забывать и о влиянии кинематографа, ведь показать борьбу в кино — значит сделать просмотр неинтересным, а вот красивые высокие удары — другое дело. Да и те мастера, которые есть сегодня, особенно не заинтересованы передавать свои знания. Современные описания истории джиу-джитсу сделаны писателями или историками, а не специалистами этого единоборства.

 «Между двумя ударами»

 - Джиу-джитсу больше подходит для армии, для полиции, - говорит мастер. - Те школы, которые сегодня называют себя школами джиу-джитсу, в старых понятиях таковыми не являются. Это чаще всего системы, созданные на основе дзюдо, иногда — это смесь дзюдо, айкидо, каратэ. Это неплохие школы, представленные хорошими мастерами, но специфика заключается в том, что бойцы должны уметь воевать.

Старое джиу-джитсу — это то, что вкладывается между двумя ударами в боевой картине. Если удается применить свою технику между двумя ударами меча, а на войне между двумя выстрелами — это джиу-джитсу, если нет, то это что-то другое. Основополагающая же разница в стилях джиу-джитсу связана с разницей во владении базовым оружием. Техника этого вида единоборства часто была связаны с войной, и в зависимости от рукоятки меча, как держал его мастер, создавались разные техники выполнения базовых приемов. Сейчас наблюдается тенденция маскировки джиу-джитсу, ведь большинство мастеров уехали в Америку, но там не было подготовленной почвы для освоения традиционных принципов джиу-джитсу, и они стали восстанавливать это единоборство через дзюдо. Дзюдо — это мягкая форма джиу-джитсу, но у него есть свой путь развития.

 «Реальный бой»

 - Одно из правил нашей школы — обязательное участие в спаррингах. Причем наши ребята соревнуются не только по джиу-джитсу, но и в контактном каратэ, - говорит Николай Анатольевич. - Среди моих учеников есть чемпионы мира и среди них даже 2 по по контактному каратэ, несколько чемпионов мира и Европы по джиу-джитсу, где бои проводятся официально с 1978 года по более мягким правилам.

Для эффективности тренировок нужна работа на пределе сил. А если нет такой предельной тренировки, любая техника бесполезна. К тому же, правила соревнований по комбат джиу-джитсу самые честные по одной простой причине — не начисляются очки, а признается только чистая победа: нокаут, сдача соперника от болевого или удушающего приема, или от технического нокаута, когда противник не в состоянии выдержать атаки и его три раза выбивают за пределы татами. С другой стороны, выход за татами позволяет любому спортсмену, не теряя лица, достойно покинуть поле боя. Поэтому протестов и споров на наших соревнованиях практически нет. Молодежь должна заниматься боевыми искусствами. Это придает уверенности, внутренней силы, организованности и просто развивает человека как личность. Пусть в будущем сама техника может и не понадобится, но личности востребованы всегда.

…Васильев еще 20 лет назад мог уехать в Америку, или жить и преподавать в любой другой стране мира. Но без Томска, без Университетской рощи, без энергетики Лагерного сада он не представляет своей жизни. А в любом деле, по его словам, должно присутствовать состояние комфорта. Его состояние комфорта – здесь, на Родине. Он патриот. Он россиянин, томич, родом из Заисточья.

----------

Для справки:

Уолли Джей — известнейший мастер дзю-дзюцу. Основатель Школы Дзюдзюцу Малого круга США. Непререкаемый авторитет среди многих мастеров дзю-дзюцу во всём мире. 10 дан комбат дзю-дзюцу.

Джон Денора — Основатель и президент школы Дайто рю Америка (США.) 10 дан комбат дзю-дзюцу.

Стив Барнет — ветеран военно-морских сил Великобритании, офицер спецназа, основатель Гошин рю Дзю-дзюцу Кай. 10 дан комбат дзю-дзюцу.

Джефф Беной — Бельгия. Чемпион мира по шотокан карате, основатель и Президент IMAF-Europe. C 2008 года активно развивает комбат дзю-дзюцу в Бельгии. 8 дан комбат дзю-дзюцу. один из основателей МФКДД.